Тропинки меж семи ветров. Холмы по случаю

Ограничиться прогулкой по семи холмам — значит, не побывать в Риме, а только приблизиться к нему. Странным было бы не посетить Ватикан, не пересечь условную границу этого государства, чтобы столь же незримо вернуться из религиозного пространств в более-менее светское...

 

Не менее странно ограничиться территорией Древнего Рима и не вкусить прелестей современного... Вообще, пока получается, что прогулка по римским холмам суть не более чем повод пройтись по намоленным местам, и церквям в том числе.

Но не главным образом! Потому что есть в Риме, скажу так, вполне "светские" холмы. И в первую очередь, это Яникул.

Впрочем, как только ни называют эту возвышенность! И Яникулум (исходная латынь, и так же в стихотворении Бродского, 1989 г.: "Пчёлы не улетели, всадник не ускакал. В кофейне / "Яникулум" новое кодло болтает на прежней фене..."), и Джаниколо (чистый итальянский)...

Дорога к нему лично у меня получилась неблизкой — вероятно, оттого, что моя компания догуляла до Джаниколо от Замка Святого Ангела (кстати, он оказался виден — на правом фото внизу). Хотя мы и топали по правой стороне Тибра, реку не переходили, но уже изрядно подустали. Да ещё через район Трастевере требовалось пройти: и его посмотреть хотелось, и другого маршрута не знали. И всё в гору да в гору (см. фото слева)... И так — до смотровой площадки на вершине холма.

На Яникул дорога довольно крутая... ...но и виды на город открываются крутейшие!

 

Одна из главных достопримечательностей Яникула. Фонтан Аква Паола создан в честь папы Павла V.

 

Фонтан Аква Паола — одна из главных достопримечательностей Яникула (вообще-то их дух до ужаса много, не обойти).

Конкретно это творение Джованни Фонтана в честь папы Павла V. Но сейчас на реставрации. Не фонтан?

 

На Яникулуме своя обзорная площадка. Как только ещё ни называют эту возвышенность! И Яникул, и Джаниколо... Но всюду Рим.

 

На Яникулуме своя обзорная площадка — фактически терраса на крыше какого-то здания. Справа видна верхушка Музея истории объединения Италии (там, где памятник Виктору-Эммануилу II смотрит на площадь Венеции с высоты "восьмого холма" Рима). 

 

Аркадская Академия основана 1660 году! Она объединила учёных-гуманитариев, поэтов и вообще ценителей искусства.

 

А еще Яникул — местность, похоже, довольно богемная, ведь именно здесь расположена Аркадская Академия, основанная аж в 1660 году. Она объединила учёных-гуманитариев, поэтов и вообще ценителей искусства, решивших в XVII веке хоть как-то противостоять испорченному (уже тогда!) художественному вкусу.


К чему тут Аркадия? Повторяю: к академии примкнули сплошь гуманитарии, а мифическую страну с таким названием воспел ещё Вергилий, и жили в ней, по его строкам, свободные люди в единении с природой, и были они вполне счастливы. Эх!..

Ничего себе названьице у кафе! Явно русские литераторы тут обосновались, и явно небездарные...

 

И снова о поэзии. Я шёл по улице, где, судя по всему, расположено кафе, в котором Иосиф Бродский пил кофе и сочинял упоминавшееся выше стихотворение. Но искомой вывески нигде не увидел; поразила другая — с читаемым абсолютно по-русски названием. Может, это и есть то самое кафе, а ныне — пиццерия?!

Чего ещё искать! Новое кодло, что ли?..


"Dar Poeta" меня сразил. Особенно — написанием "Poeta" с большой буквы. После этого делать на Яникуле больше нечего. Успел только заметить, что на рекламке справа, там, где написано PIZZERIA, есть уточнение "forno a legna" — древесная печь. А слева NOVITA — НОВОСТИ. Причём, судя по всему, жареные. На итальянском и на английском. Полный интернационал.   

Насчёт "интернационала" и того, как меняет людей перемена места жительства вообще и перемена климата в частности. Я всё собирался вернуться к теме комфортной даже в январе римской погоды, но беготня по холмам никак не позволяла сосредоточиться на метеосводке. Но вот на вершинах слегка ветрено, и самое время припомнить обещанное (см. материал Рим — чересчур открытый город?).

Как рассказывали о местных морозах продавщицы одного из бутиков на улице Корсо (Via del Corso — одна из самых "торговых" улиц Рима, идёт от площади Венеции), "это было ужасно, даже фонтаны замёрзли!". Две женщины — бывшие наши соотечественницы, наверное, и торгуют они на этой улице как раз потому, что здесь много русскоговорящих туристов (аналогичную ситуацию наблюдал в нескольких магазинчиках близ Ватикана). Уточнил: да, приехали сюда давно, от русских (белорусских) зим отвыкли, лёд на фонтанах — фильм ужасов, не меньше, стресс они пережили такой, что целый год поёживаются. Эмигрировали ведь сюда ради тёплого климата в том числе, не сумочками же торговать...

Снова уточняю: какие именно фонтаны замёрзли? Детально не помнят, но уверены, что не Треви.

Ага, Треви после реставрации не замерзает! Ни ночью, ни, тем паче, днём. Всё потому, что не на холме бьётся его сердце! Рядом Квиринал, самый высокий холм Рима, но он же, получается, от ветров и укрывает?

Фонтан Треви привлекает публику ночью... ...а днём он её просто увлекает. Люди часами стоят-сидят-ходят рядом, но далеко оторваться не в состоянии!


А с другой стороны фонтан Треви недалеко от холма Пинчо, который мне представляется тоже вполне светским, несмотря на наличие намоленных (в буквальном смысле) мест.

На сам холм ведёт так называемая Испанская лестница, и эта дорога приводит прямо к храму — к Церкви Пресвятой Троицы на горе. Причём церковь считается французской, лестница к ней ведёт, по определению, испанская, ну а территория тут, тоже по умолчанию, итальянская. Ну да, опять интернационал!

"На горе" — именно такая конкретизация есть в имени церкви, а не потому что к ней надобно восходить. Однако идти надо осторожно, чтобы не наступить на позирующих туристов. А может, люди просто устали бегать по холмам, вот и присели на ступеньки отдохнуть?

Дело не в усталости. По популярности для забивающих стрелки Испанская лестница, как и сама площадь Испании, сопоставима, скажем, с "Пушкой" в Москве. Так что сидящие на лестнице молодые (и не очень) люди — скорее всего в ожидании встречи с друзьями. Заметьте, в весьма радостном ожидании. Я ж говорю, место такое — намоленное.

Вон сколько народу забили стрелки на Испанской лестнице!

 

Вон сколько народу забили стрелки на Испанской лестнице! Во всяком случае, меня на этих ступеньках точно ждёт жена. Или она просто позирует?

 

Этот храм так и называется — Santissima Trinita dei Monti — Церковь Пресвятой Троицы на горе.

 

Этот храм так и называется — Церковь Пресвятой Троицы на горе (Santissima Trinita dei Monti).


Так французская церковь-на-горе выглядит изнутри во внеурочное (до либо после службы) время. То ли здесь всегда горят декоративные свечи, то ли рождественские-новогодние украшения ещё остались...


Из церкви вид на Испанскую лестницу и на... там тоже фонтан внизу, что ли?

Вид от церкви-на-горе на Испанскую лестницу и площадь Испании.

 

Да, точно! Фонтан Баркачча работы скульптора Пьетро Бернини — отца знаменитого Джанлоренцо Бернини, автора фонтана Тритон (см. материал Тропинки меж семи ветров. Холмы по очереди). Barcaccia означает лодочка. Весьма похоже. И не тонет. И, наверное, не замерзает?


Оказывается, стрелки на Испанской лестнице забивают круглосуточно. Действительно, культовое место. Всё равно спать в Риме некогда: жалко тратить время на пассивный отдых. Пора и мне снова в гору!

Испанская лестница даже ночью остаётся местом сбора.

 

Предстояло подняться по Испанской лестнице и двинуть налево — аккурат к Вилле Боргезе. Но прежде, чем свернуть к музейному парку, я ещё раз обернулся с Пинчо: и опять открывается воистину панорамный вид. Не только на Piazzo del Popolo (Народную площадь), но на изрядную часть всего Рима. Например, виднеется купол Собора Святого Петра (по центру фото). Кажется, будто дистанция приличная, однако на самом деле до Ватикана недалеко, я эти маршруты опробовал.

К слову, на снимке видно, что налево, к площади Венеции, уводит уже упоминавшаяся "торговая" улица Корсо.

С холма Пинчо славный обзор всей Народной площади.

Народ назначает друг другу свидание именно на Народной площади. Всё и все на виду.

 

Народная площадь вполне оправдывает своё название: народ у фонтанов назначает друг другу свидание.


Музейный парк Вилла Боргезе и впрямь на холме, но Пинчо, напомню, к семи основным холмам не относится, увы, хотя, как и они, расположен на левом берегу Тибра. Как-то странно вели учёт древние римляне, но, вероятно, до Pincio территория города в те времена не доходила.

Парк назван в честь одного из кардиналов XVII века. Поначалу можно подумать, что попадаешь на кладбище. Памятники, сплошные памятники...

Попадая на Виллу Боргезе, поначалу думаешь, что оказался на древнем кладбище...

 

Испуг-недоумение быстро проходит, когда замечаешь и вполне живые фонтанчики-пруды, и словно ожившие сказочные (исторические?) персонажи. Здесь одинаково увлекательно и взрослым, и детям. То-то любимое место отдыха самих римлян!  

Пруд практически в центре парка и едва ли не в самой низине. Издалека показалось, что персонажи сказочные. Нет, наверняка исторические.


Один из важнейших экспонатов — солнечные часы, они практически рядом со входом в парк. Памятник Виктору Гюго (что бы ни говорили злопыхатели, всё-таки ценят итальянцы французов!) от этого входа довольно далеко, и я по парку носился в поисках совсем иной фигуры — русского писателя...

Солнечные часы — один из знаковых экспонатов Виллы Боргезе. В парке немало памятников писателям. Но расположены они обособленно. Всё-таки художники.

 

Пока я этот памятник искал, вышел к популярному у туристов зданию. В XVII веке кардинал Сципион Боргезе оценил талант юного скульптора (тогда ещё юного и тогда же ещё более-менее известного именно в качестве скульптора) Джанлоренцо Бернини (сына Пьетро Бернини) и начал собирать его произведения, да и не только его. В результате появилась Галерея Боргезе, которая теперь, как и Вилла в целом, принадлежит государству.

Кардинал Боргезе ещё в 1615 году начал собирать коллекцию произведений искусства, и теперь они едва помещаются в Галерее его имени.   

В Галерею не пошёл: чувствовал, что искомый мною памятник уже рядом, ориентировка была по-разведчицки деловитой: "если хорошенько поискать", и я ей упорно следовал.

Вилла Боргезе расположена на солидной такой возвышенности...

 

Вилла Боргезе расположена как раз на возвышенности, но холм Пинчо к семи основным не относится.

Да так ли это важно?


И вот, обегав по периметру практически всю Виллу Боргезе, памятник Гоголю я нашёл недалеко от Галереи. Собственно, не знал не только места расположения, но даже авторства, просто слышал, что недавно появился тут такой. 

Просто Гоголь. Памятник 2002 года. Творение Зураба Церетели, скромный такой габарит...

 

А памятник Гоголю в закоулках Виллы Боргезе я отыскал-таки. Это Ваш любимый город, Николай Васильевич, и я Вас отлично понимаю!

Надпись на русском и на итальянском: "...О России я могу писать только в Риме, только там она предстоит мне вся, во всей своей громаде".

И никаких Николаев Васильевичей. Просто Гоголь. Памятник 2002 года. Творение Зураба Церетели, вполне терпимый габарит. Может, потому что для итальянцев отлит? Сопоставим с шедеврами Бернини (всё-таки рядом с Галереей Боргезе)...


Ну вот и воплотились цели моих прогулок — как по холмам, так и по низинам. Нигде я особо не мёрз, а если и парился, то не замечал этого, будучи увлечённым своими тропинками. Впрочем, ещё, что касается погоды-природы, отмечу изобилие чаек. Они тут повсюду! В Риме я ожидал увидеть скворцов. Не заметил. Чаек встречал даже там, где не предполагал на них наткнуться...

Чайка-хозяйка Римского форума... Ещё одна смотрительница Римского форума пролетает с обзором... ...А это уже чайка-попрошайка на подступах к Площади Венеции.


...Нарисовалось у меня всего 9 холмов (см. материалы Тропинки меж семи ветров. Холмы по алфавиту, Тропинки меж семи ветров. Холмы по очереди, Тропинки меж семи ветров. Холмы по порядку). То есть, не все я обошёл, и это греет не меньше римской погоды: значит, будет повод снова посетить тот уголок земли, что зовётся Вечным городом.

Так что напоследок процитирую своего любимого Бродского:

Смерть — это только равнины.

Жизнь — холмы, холмы...  

 

Олег Бородач,

из зимнего Рима — с теплом и любовью...

Фото OBorodach.RU

Читайте также

Гормональная йога омолаживает тело и успокаивает душу. Это целостная система, разработанная специально для женщин. Сочетание классической йоги и тибетских упражнений, придающих энергии, стимулирует органы, производящие гормоны: яичники, щитовидную железу, надпочечники.

Слухи о возможном выводе абортов из системы российского обязательного медицинского страхования (ОМС) многих заставила припомнить ситуацию в прошлом веке, когда аборты были вообще запрещены, а женская смертность при этом резко возросла.

Санэпидемслужба республики ограничила купание в водоемах 42 зон отдыха Беларуси.